• +375 17 281-64-35        +375 17 280-79-52        +375 29 652-86-35        +375 29 648-88-68        +375 29 652-78-19        +375 29 277-88-68
  • classaudit@classaudit.com

Налоговые последствия для субъектов хозяйствования, работающих с лжепредпринимательскими структурами

При поверке лжеструктуры контролирующий орган обязательно проверит все организации, которые осуществляли с ней какие-либо операции.

 Одним из направлений контрольной деятель­ности в Республике Беларусь является выявление субъектов хозяйствования, занимающихся лже­предпринимательской деятельностью. Сделки с лжеструктурами носят фиктивный (бестоварный) характер. Однако их, как правило, оформляют первичными учетными доку­ментами и отражают в учете с целью минимизации налоговых обязательств (для подтверждения объ­ема затрат с последующим уменьшением налого­облагаемой прибыли или уменьшения за счет нало­говых вычетов общей суммы НДС).

Контролирующие органы при выявлении таких структур применяют следующую практику:

  • устанавливают случаи участия субъектов хо­зяйствования в операциях с лжепредприниматель­скими структурами;
  • собирают доказательную базу на предмет на­личия либо отсутствия юридической силы у офор­мленных первичных учетных документов (экспер­тиза, опрос участников сделки и тд.).

при наличии доказательств:

  • признают самостоятельно (без обращения в суд) первичные учетные документы, которыми оформ­лены соответствующие взаимоотношения прове­ряемого субъекта (лжеструктуры), не имеющими юридической силы для целей налогообложения;
  • доначисляют налоги (сборы) и привлекают ор­ганизацию (должностных лиц) к административ­ной ответственности.

Первичные документы будут признаны не имеющими юридической силы только при наличии обоснованных доказательств.

В ходе проверки контролирующий орган про­веряет первичный учетный документ, которым оформлены соответствующие взаимоотношения проверяемого субъекта и лжеструктуры, на предмет наличия либо отсутствия у него юридической силы. Для этого собираются доказательства:

  • опровергающие факт осуществления проверя­емым субъектом конкретной хозяйственной опера­ции с данными структурами, связанной, например, с приобретением или реализацией товаров;
  • достоверно подтверждающие неучастие лиц, поименованных в первичном учетном документе (например, перевозчик, грузоотправитель), в оборо­те товара.

Последствием принятия проверяемым субъек­том к бухгалтерскому учету не имеющего юридичес­кой силы первичного учетного документа является доначисление субъекту налогов и сборов, так как та­кие документы не могут подтверждать, в частности, затраты предприятия по приобретению товаров. 

Неисполнение налоговой обязанности влечет применение к налогоплательщику неблагоприятных последствий, предусмотренных налоговым, а не гражданским законодательством. 

Проверяемые субъекты считают, что действия контролирующих органов по оценке первичных учетных документов являются ничем иным, как оценкой фактических обстоятельств совершения сделки, и не имеют непосредственного отношения к первичному учетному документу. По их мнению, данная оценка должна осуществляться исклю­чительно судом в рамках рассмотрения иска (за­явления) о признании сделки недействительной (установлении факта ничтожности сделки), т.е. конт­ролирующие органы обязаны в таких ситуациях об­ращаться с соответствующим иском (заявлением) в суд. Данная позиция субъектов предприниматель­ской деятельности является необоснованной.

Как уже указывалось выше, к бухгалтерскому учету должен приниматься не любой первичный учетный документ, а только имеющий юридичес­кую силу и составленный ответственным исполни­телем совместно с другими участниками операции. Сделка и хозяйственная операция не являются равнозначными категориями. Например, оформ­ленная товарно-транспортная накладная (товар­ная накладная) подтверждает факт совершения конкретной хозяйственной операции, а не сделки. Сделка может включать в себя несколько действий (хозяйственных операций), одна часть из которых может быть оформлена с соблюдением требований законодательства, а другая - не соответствовать им. Перечень оснований недействительности сделок ус­тановлен Гражданским кодексом РБ (далее - ГК) и не включает такой критерий, как отсутствие юриди­ческой силы у первичного учетного документа.

Последствия недействительной сделки опре­деляются гражданским законодательством, регу­лирующим отношения, основанные на принципах равенства, автономии воли и имущественной само­стоятельности участников гражданского оборота. Недействительность гражданско-правовой сделки влечет для ее сторон, являющихся участниками гражданского оборота, юридически значимые пос­ледствия.

Налоговые же отношения строятся на подчи­нении одной стороны правоотношения (налого­плательщика) другой стороне (государству) и вклю­чают в себя обязанность налогоплательщика по уп­лате налога (сбора, платежа) и право государства в лице контролирующего органа требовать испол­нения этой обязанности. Неисполнение (ненадле­жащее исполнение) налоговой обязанности влечет применение к налогоплательщику неблагоприят­ных последствий, предусмотренных налоговым, а не гражданским законодательством, а именно - до- взыскание налогов (платежей, сборов).

Таким образом, доначисление налогов и приме­нение последствий ничтожности сделки в рассмат­риваемой ситуации являются несравнимыми кате­гориями.

Справочно: по такому же пути идет и сложившаяся в Российской Федерации многочисленная судебная прак­тика, которая признает законными решения налоговых органов о привлечении к ответственности налогоплатель­щиков, вступивших в договорные отношения с фирмами- "однодневками".

Кроме того, в силу гражданского законодатель­ства ничтожные сделки являются недействитель­ными независимо от признания их таковыми судом. Даже если и признать в суде факт ничтожности сделки и применить последствия ее недействитель­ности, субъекты должны будут, как правило, лишь возвратить друг другу все полученное по сделке. Однако применение возврата будет невозможным, поскольку один из контрагентов по такой сделке является несуществующим.